Вебмастеру:
Добавьте разнообразия на страницы Вашего сайта при помощи
легко настраиваемого под Ваш дизайн новостного информера
 
лента новостей

 

идет обновление информации.

 

 
ТОП месяца

 

идет обновление информации.


 
поиск

 


 

:: расширенный поиск ::

 

 
меню 
 
интересное в сети

 

 

 

 

 

 

 
без политики
16/05/2009 04:03

Юдит Герман: «Россия — источник ностальгии…» / Самая популярная современная немецкая писательница о братьях Стругацких, собственных книгах и о связях с собственными персонажами

Юдит Герман: «Россия — источник ностальгии…» / Самая популярная современная немецкая писательница о братьях Стругацких, собственных книгах и о связях с собственными персонажами Юдит Герман — лауреат едва ли не самой престижной литературной премии Германии: премии Генриха фон Клейста, а также премий Гуго Балла и премии города Бремена. В 1999 году критики назвали Юдит Герман «голосом нового поколения».

На рубеже тысячелетий Юдит Герман стала одной из самых известных писательниц Германии. Она принадлежит к тем счастливчикам, чья первая книга получила восторженные отклики прессы и читателей, разошлась небывалым тиражом.

Теперь этот сборник появился и по-русски — в снайперски точном переводе Александра Мильштейна, который воспользовался служебным положением для того, чтобы расспросить немецкую писательницу о длине текста и жанре рассказа, а также о ее связях с Россией и с собственными персонажами.

— Для начала повторю последний вопрос интервью, которое мы взяли у тебя вместе с журналисткой Клаудией Тиешки восемь лет назад: «Действие рассказа «Красные кораллы» происходит в Петербурге. У тебя есть какая-то внутренняя связь с Россией?» Ты тогда ответила, что не можешь полностью выдать тайну этой истории. А теперь?
— «Красные кораллы» — это вообще-то самый первый мой рассказ. О России там говорится, как в сказке, и сегодня я бы сказала, что я его написала для своей бабушки, которая родилась в России.

Рассказ мой прочесть она не могла, потому что, когда мне исполнилось двадцать, бабушка умерла. Так что в России, картинно выражаясь, есть мои корни.

Я еще никогда не была в России и мечтаю о том, чтобы туда поехать, но на самом ли деле я этого хочу, я не знаю, ведь с осуществлением желаний нужно быть осторожным. В общем, Россия существует для меня как источник непонятной ностальгии.

Может быть, все это так и должно оставаться.

— Одно из твоих достижений — оживление в Германии интереса к короткой прозе. Обе твои книги — сборники рассказов и, насколько я знаю, третью, которая еще не вышла, тоже составили рассказы. Будешь ли ты их писать и в будущем? Или возьмешься за роман?
— В третьей книге я хотела попробовать большую форму, стала писать роман, но текст стал топорщиться, капризничать и в конце концов забастовал.

Интервью с Марком Леви, мировую славу которому принесла дебютная книга «Если только это правда» (по-русски «Между небом и землей»). Ее перевели на многие языки мира, Спилберг снял по ней фильм, за Леви закрепилась слава романтика. Впрочем, одна из последних его книг, «Дети свободы», перевернула это представление.
Читать дальше

Тогда я прекратила эту попытку, снова обратилась к форме рассказа и сразу стало лучше. Катя Ланге Мюллер (современная немецкая писательница. — А.М.) однажды мне сказала: длину текста определяет не автор, а сам текст.

Так что я просто вынуждена была согласиться с решением моего текста быть рассказом. Хотя в третьей книге у всех рассказов одна и та же героиня — может быть, это все-таки первый шаг в направлении романа?

Так или иначе, я люблю рассказы. Люблю их читать. Люблю их писать. Собственно, я считаю вопрос о длине текста излишним. И в то же время я буду собой недовольна, если никогда не напишу большой текст. Парадокс.

— Каковы твои отношения с визуальным искусством? Подпитываешься? Существует ли обратная связь между вами? Помню: героиня «Ничего кроме призраков» пишет предисловие к альбому художника…
— Как только я дописала третью книгу, то сразу же сходила на три фотовыставки, одну за другой. У меня была в тот момент сильная ностальгия по картинам, по бессловесным рассказам, по атмосфере визуального искусства.

Да, я боготворю фотографию, я бы больше хотела быть фотографом, чем писателем. Я могу подолгу стоять перед фотографиями Эгглстоуна, онемев от их силы.

И, по правде говоря, я могу что-то оттуда взять в свой текст: молчание телефона на тумбочке возле кровати в пустой комнате мотеля, майский дождь, хлынувший на пыльную сельскую дорогу возле покинутой заправки. Краски и свет. Что-то похожее.

— Изменилось ли теперь, через десять лет, твое собственное отношение к героям первой книги?
— Отношение к персонажам «Летнего дома» похоже на мое отношение к тогдашней себе — вопросительное, отчужденное, потерянное.

Я плохо помню, как я тогда жила. Я вспоминаю саму себя как свой персонаж. У меня сегодня нет ничего общего с той прошлой собой — это же понятно?

И так же с персонажами, я их и знаю, и не знаю, они стали полностью самостоятельными, эмансипировались, пошли своей дорогой.

Такого персонажа, как Штейн, я, должно быть, выдумала, а потом он от меня полностью отделился.

Иногда я скучаю по собственным персонажам, но, может быть, это скорее ностальгия по тому времени, по той жизни. Хочется снова встретить кого-то похожего на Штейна, еще раз увидеть женщину с острова Бали, и то еще раз, и это...

Это сентиментально, конечно. Но ничего плохого в принципе в этом нет.

— Когда мы записывали то первое интервью, существовал только один перевод твоей книги на, кажется, чешский. Теперь есть перевод, например на шведский, ведь однажды я случайно познакомился с твоей шведской переводчицей. А на сколько всего языков переведена книга с тех пор?
— Обе мои книги переведены на многие языки, я думаю, на 15 или 17, но точно я не знаю. Надеюсь, что это не звучит высокомерно. Просто для меня это все немножко чересчур. Единственный язык помимо родного, который я еще как-то понимаю, это английский.

— Какие русские классики важны для тебя?
— Достоевский. Достоевский. Достоевский.

— Немецкие?
— Томас Манн.

— Ты мне как-то говорила, что прочла романы братьев Стругацких, и они тебе понравились. Ты могла бы сказать, что тебя в них привлекло? Со стороны кажется, что их проза страшно далека от твоих собственных историй.
— Я думаю, что мне так нравятся их книги именно потому, что они так страшно — и тут очень подходит это слово «страшно» — далеки от моих собственных историй.

Русские переводы рассказов Юдит Герман большей частью не дают представления об оригинале. Исключение — работы Александра Мильштейна: он воспроизводит стиль Герман «писательски», с заботой о передаче живых интонаций, ритма, дыхания — ауры подлинника.
Читать дальше

Несмотря на это, я вижу родство душ, общие настроения, печаль, обнадеживание. У братьев Стругацких очень свободное письмо. Они не слишком озабочены, как рассказать: им хочется рассказывать, и они рассказывают, и это меня радует, когда я их читаю.

А еще — они многое и многих любят. Они очень любят ближнего своего, и в то же время пессимистичны в отношении человеческой природы, они что-то поняли в этой жизни, они мудры. Современный Достоевский? Может быть.

— Что еще из мировой литературы тебе нравится?
— Я читаю Апдайка, Йетса, Паулу Фокс. Я не читаю Роберта Форда и избегаю Филиппа Рота. Читаю Уве Йонсона, Хьелля Аскильдсона, Юдору Уелти. Я люблю Фолкнера. Последние годы я вообще не читала никаких других книг, кроме Фолкнера и Достоевского.

— А ты на самом деле встречала Хантера Томпсона? В твоем рассказе он живет в гостинице для престарелых в Нью-Йорке… Это не так, как Глен Гульд в романе Томаса Бернхарда — учится в Зальцбурге, чего на самом деле никогда не было?
— Хантер Томпсон живет в Нью-Йорке в отеле «Вашингтон Джефферсон», комната 23, второй этаж, рядом с выходом. Он редко покидает свой дом и слушает целыми днями Баха, «Вариации Гольдберга» в исполнении Глена Гульда, на старом кассетном магнитофоне. Ты что, не веришь?

— Как ты думаешь, почему в фильм, снятый по твоей прозе, были взяты четыре рассказа из второй книги и только один («Ураган») из первой?
— Режиссер Мартин Гупкенс хотел экранизировать вторую книгу, закрутить там такой хоровод историй о путешествиях.

Я думаю, он просто не захотел упустить при этом «Ураган», эту «something farewell» — историю из первой книги: она, с моей точки зрения, дополняет тему странствий, и в середине фильма создается как бы замкнутый цикл при помощи монолога, который взят как раз из этого рассказа и объединяет все истории.

«Представь себе жизнь», говорится там, представь себе то и это или вообще — совсем другую жизнь, по сравнению с той, которую ты сейчас ведешь.

— И, может быть, пару слов о книге, которая выйдет в мае? Если, конечно, это пока что не есть большая тайна издательства «Фишер».
— Третья книга называется «Алиса». Пять рассказов о… прощании? Я жду ее появления, испытывая смешанные чувства преждевременной радости, боязни, испуга, неуверенности. Но это ведь всегда так, правда?

— Правда-правда. Всегда. А у тебя это должно быть особенно… Потому что я помню, что, когда вышла вторая твоя книга, разные статьи о ней в центральных газетах начинались одними и теми же словами: «Никогда еще ни одну книгу в Германии не ждали так, как ждали эту...»

Беседовал Александр Мильштейн.

 

Оригинал (на 16/05/2009): www.chaskor.ru

 

В случае обнаружения неточностей или ошибок
просим Вас сообщить об этом по адресу

 

 

 

 

 

Рыжему "Иванушке" наставили рога. Фото

Рыжему "Иванушке" наставили рога. Фото

Любвеобильная супруга рыжего "Иванушки" Марина не теряет времени даром, пока поющий супруг находится на гастролях.

 

Самые свежие идеи для необычных свиданий

Самые свежие идеи для необычных свиданий

До следующего свидания осталось всего ничего, и каждый из вас втайне терзается вечным русским вопросом: "Что делать?".

 

Писатель Олесь Бузина призвал Януковича "не сс...ть!"

Писатель Олесь Бузина призвал Януковича "не сс...ть!"

Украинские издательства опасаются выпускать в свет книги, которые могли бы подвергнуть сомнению современную государственную идеологию...

 

Города и горы / О неспособности переживать настоящее

Города и горы / О неспособности переживать настоящее

Отдыхать нужно так, чтобы потом не было мучительно стыдно перед знакомыми за неумение брать от жизни всё, за неспособность пользоваться открывающимися возможностями, за лень, отсутствие фантазии и...

 

Могильщик империй в ожидании новых клиентов / Из Вашингтона в Кабул удобнее добираться через Исламабад, но в конце всё равно ждет тупик

Могильщик империй в ожидании новых клиентов / Из Вашингтона в Кабул удобнее добираться через Исламабад, но в конце всё равно ждет тупик

Выполняя план Барака Обамы, Америка готовится увеличить свое военное присутствие в Афганистане и усилить политическое влияние в регионе. Однако на деле у Белого дома до сих пор нет ни ясно...

 

На что женщины "ловят" мужчин?

На что женщины "ловят" мужчин?

Самые блестящие красавицы могут оставлять мужчин холодными, а ничем не примечательные простушки - не знать отбоя от поклонников.

 

 

 

 

:: все новости из этой категории на 16/05/2009 ::

 

 

последняя новость  
 

идет обновление информации.

архив
 
 
2006 |  2007 |  2008 |  2009
2010 |  2011 |  2012 |  2013
2014 |  201520162017
2018 |  2019 | 

Май, 2009
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

 

опрос  
 

 

Для Вас фаст-фуд - это:

 

Удобный способ быстро перекусить

 

Дешевая еда на каждый день

 

Отрава для человеческого желудка

 

Понятия не имею, что это такое

 

 

 

:: результаты опроса ::